Brenik (brenik) wrote,
Brenik
brenik

Category:

Парадоксы добра.



Добро – это хорошо. А зло – плохо. Надо по мере сил творить добро. Это бесспорные истины. И добрые люди стремятся следовать этому простому принципу – делать добро. Но иногда их добрые поступки самым парадоксальным образом вызывают у окружающих – тоже вроде как приличных и добрых людей – некоторое непонимание…

ХОР МАЛЬЧИКОВ С НОЖИКАМИ

Джек Лондон был очень добрым человеком, и ни огромные гонорары, ни слава его не испортили. Потому он взял и выстроил циклопический замок из серого гранита и вековых секвой, которому дал имя Дом Волка. Замок обошелся очень дорого, но это было воплощение мечты – писатель с детства мечтал о таком замке. Не для себя мечтал, не для себя строил, а для людей; он был гуманистом, потому выстроил этот дом для того, чтобы заселить его людьми. Теми, кто был ему близок по духу: странствующие философы, поэты и просто бродяги нашли приют в замке. Обстановка там была не очень приятная, по воспоминаниям современников. Обитатели Дома Волка не очень любили мыться и бриться. Не стеснялись они крепкого народного словца, не брезговали алкоголем и табаком, а отношения выясняли самым простым способом – дракой. И нормальные писатели, журналисты и поэты не очень уютно чувствовали себя в замке, который больше напоминал каторжную тюрьму напополам с психиатрической больницей – но без охранников и санитаров. Дом Волка просуществовал недолго – сгорел. Предполагают, что его подожгли постояльцы, о которых так заботился Джек Лондон. Писатель страшно переживал, но с новой силой принялся за работу – начал очередной роман: надо же восстанавливать Дом Волка. Но однажды услышал, как один из близких ему по духу говорит другому: «Надо жить на денежки Джека – их у него куры не клюют». Лондон впал в депрессию и в сорок лет умер – так и неясно, покончил ли он с собой или передозировал лекарство от астмы и бессонницы… А ведь он так хотел всех сделать счастливыми!

Айседора Дункан была великой танцовщицей и очень доброй женщиной. Посетив Грецию, привезла оттуда в Париж хор греческих мальчиков — бедняжки прозябали в бедности и нищете, а она поселила их в роскошном доме, кормила и поила, одела в белоснежные туники и организовала выступления. Кончилось все тоже не очень хорошо – мальчики быстро превратились в крепких молодых людей с крайне энергичными повадками, если не сказать больше. Потребности их росли, так что приходилось грабить и красть, а эмоциональный и гордый нрав побуждал к конфликтам: попросту – к дракам. С большим трудом, при помощи полиции, удалось выловить выросших греческих мальчиков в несколько обтрепавшихся туниках, и отправить на родину. Очень напоминает нынешнюю ситуацию с беженцами, не так ли? Хотя намерения у великой танцовщицы тоже были самые благородные… Но благими намерениями часто вымощена дорога в неприятное место. Кроме того, мы живем среди других людей, которые не так благородны и не желают быть жертвой сладкоголосых мальчиков с ножиками.

КАШЕЛЬ АНТОНА ПАВЛОВИЧА

«Иди, живи средь нищих и бродяг», — написала поэтесса Кузьмина-Караваева, которая впоследствии стала той самой Матерью Марией, спасавшей людей от нацистов. Вся ее жизнь – пример благородного служения, ежедневный физический и духовный подвиг – с этим трудно поспорить. Но горожане обходили ее дом стороной, что понятно – туберкулезные больные, бродяги, нищие, беглые преступники и кокаинисты населяли дом Кузьминой-Караваевой. И не очень спешили исправиться. Наркоманка обокрала дочь Кузьминой-Караваевой, а туберкулезный больной – добрых хозяев, которые взяли его на работу. Может, даже и хорошо, что обокрал, а не заразил – туберкулез очень заразен. И священник, живший в этом странноприимном доме, не очень одобрял порядки, царившие там. Его беспокоила брань и клубы табачного дыма; и, знаете, я его очень понимаю. Он настаивал на дисциплине и соблюдении поста, но добрая монахиня считала, что это может обидеть и унизить бродяг. Так что уехать пришлось священнику…

Великие подвиги вдохновляют и просветляют, спору нет. И высокое служение вызывает восторг. Но жить в таком доме или по соседству не очень хочется. Страшно даже представить, что в нашем подъезде кто-то займется такой благотворительной деятельностью.

В «Дуэли» Чехова Фон Корен твердо заявляет, что святой, притащивший прокаженного в город, поступил нехорошо по отношению к жителям города. Надобно было прокаженного гнать взашей – средств для лечения проказы тогда не было, а смертоносная эпидемия могла распространиться довольно быстро… Чехов был великим гуманистом, доктором по профессии, он глубоко знал человеческую натуру. И, словно в насмешку, произошла и с ним мрачная история.

Все биографы Антона Павловича ожесточенно ругают хозяина гостиницы, где Чехов поселился незадолго до смерти – хозяин попросил великого писателя поискать себе другое жилье. И Чехову пришлось снять виллу, на которой он и умер. Съехать писателя попросили из-за ужасного предсмертного кашля, которым он пугал постояльцев. И из-за чахотки, туберкулеза, тоже очень опасного инфекционного заболевания…

Безвестного хозяина упрекают в жестокости; как он мог так поступить? Ведь мы должны быть добрыми! Особенно – по отношению к писателю-гуманисту, который почему-то решил поселиться в многолюдной гостинице, располагая средствами для аренды виллы. И отлично понимая, что кровавый кашель и палочки Коха могут навредить другим постояльцам – сам же об этом писал…

Ругать за недобрый поступок легко – но как бы мы поступили, если бы это была наша гостиница? И наши постояльцы? И что чувствовали бы, проживая в соседнем номере или обедая за соседним столом с великим гуманистом? Это и есть – моральный парадокс, парадокс добра. Делая счастливым одного человека – или даже несколько – что причиняем мы другим людям? Какие их ценности ставим под угрозу: покой, здоровье, материальное благополучие, а, может, и саму жизнь?

ГУМАНИЗМ ЗА ЧУЖОЙ СЧЕТ

Всеобщее восхищение вызывает добрый доктор Гааз, который пекся о преступниках, словно о родных детях. Снабжал их за свой счет продовольствием и лекарствами, лечил, лично провожал на каторгу и целовал на прощание. Он на коленях вымаливал прощение для преступников у Государя. Это благородное и доброе поведение, благие деяния. Но что чувствовал Государь? Не причинял ли доктор ему тяжелые нравственные страдания своими мольбами – ведь надо пойти против закона, против привычной справедливости и отпустить с миром грабителя и убийцу. Который вряд ли исправился; и кто будет нести ответственность за его дальнейшие злодеяния? Доктор Гааз или Государь? И что почувствуют родственники жертвы, когда убийцу, покрыв поцелуями и угостив пирожками, отпустят на все четыре стороны?

Парадоксы добра существуют, надо только внимательно посмотреть вокруг. И вспомнить, что вокруг – ни в чем не виновные люди, которые вынуждены жить с заразным больным, хвататься за карман при встрече с «греческим мальчиком», осторожно обходить дом, населенный бродягами, вдыхать клубы табачного дыма, слушать разухабистую брань, да еще и не морщиться, чтобы не обидеть ненароком тех, кому и так плохо.

Честертон как-то сказал: есть оскорбительный оптимизм за чужой счет. Очевидно, есть такая же благотворительность – за чужой счет. И мы вольны творить добро и отдавать все, что имеем, нуждающимся, но только до тех пор, пока не будут ущемлены интересы других людей. И не возникнет опасность для них. Мудрая Агата Кристи сказала, что главное, по ее мнению – безопасность нормальных добрых людей. Вот это – главная цель общества. На деле все иначе. Поневоле принужденные к соучастию в добром деле, мы идем, затыкая нос, мимо квартиры, густонаселенной кошками; суем мелочь в грязную руку очередного мальчика, понимая, что в другой руке может быть ножик, не спим ночью после просмотра ленты в соцсетях, где окровавленные дети и растерзанные животные напоминают простую истину: надо быть добрым! И мы стараемся помогать или не мешать, по крайней мере, тем, кто творит добро. Хотя и несколько парадоксальное…

Анна Кирьянова, психолог-философ
Tags: Общество
Subscribe
promo brenik декабрь 31, 2016 23:09 60
Buy for 100 tokens
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment