Brenik (brenik) wrote,
Brenik
brenik

Categories:

Откровения монаха Авеля.



В книге известного православного литератора Сергея Нилуса «На берегу божьей реки» есть один любопытный эпизод. 6 января 1903 года в честь Крещения Господня в Петербурге гремит праздничный салют. Одна из пушек Петропавловской крепости неожиданно выстреливает боевой картечью, причем прямо в сторону Зимнего дворца. Свинцовая дробь просвистела прямо над самой головой императора, но Николай II даже бровью не повел. Когда придворные поинтересовались, как подействовало на него происшествие, государь усмехнулся – «До 18-го года я ничего не боюсь!». И, как известно, в июле 1918 года царь был убит.

Откуда у Николая взялась такая уверенность? Говорят, что она появилась после того, как в марте 1901 года царь прочитал секретное завещание своего прапрадеда Павла I. По легенде император Павел среди прочего оставил в наследие небольшой ларец, который повелел «…вскрыть потомку нашему в столетний день моей кончины». В ларце оказались бумаги, прочтя которые Николай II, по воспоминаниям очевидцев, погрузился в глубокие раздумья.

В бумагах якобы содержались предсказания некого монаха Авеля. Загадочный прорицатель в подробностях описал не только трагическую участь Павла, задушенного приближенными в собственной опочивальне, но и судьбы всех его приемников, от Александра I до Николая II. Причем последнему Авель предрекал потерю трона и гибель всей его семьи, когда Николаю исполнится 50, то есть в 1918 году.

Предсказывать будущий инок стал не сразу. В его родной деревне Акулово Алексинского уезда Тульской губернии святых и подвижников отродясь не бывало. И начиналась биография будущего пророка вполне обыденно и традиционно. В семье хлебопашца и коновала Василия Васильева и жены его Ксении родился сын Василий, один из девятерых детей. Случилось это в 1757 году. Дар предсказателя проявился у Василия после тяжелой болезни. Именно тогда оповестил его ангел: «Выздоровеешь и посвятишь себя слову Божьему».

Василий попросился у семьи отпустить его в монастырь, несмотря на то, что женатым был, несмотря на троих детей. Ответ родителей был предсказуем: «Какой монастырь, кто ребятишек то кормить будет?». И родительского благословения не дали. Но и без благословения тайно ушел Василий из своей деревни. И никто не мог повлиять на него в такие минуты. Это качество останется с ним на всю жизнь – идти по прямой одному ему известной дороге.

И вот уже перед бывшим крестьянином из-под Тулы раскрывает ворота знаменитый Валаамский монастырь. В монастыре Василий принимает постриг под именем Адам. И было ему в марте 1787 года видение. Два ангела вознесли его на небеса, дали ему великий дар прорицания будущего и велели сообщать избранным. «Будешь ты новый Адам, и напиши все, что увидеть сумеешь, и скажи все, что услышать сумеешь».

В монастыре он не всем ко двору пришелся. Современники сообщают, что был он ростом мал, лицом неказист, но характер имел упорный. И пришлось иноку Адаму покинуть монастырь. Так начинался его путь, путь предсказателя. Ходил монах по разным пустыням и обителям девять годов, пока не пришел в Николо-Бабаевский монастырь. Здесь, в монастырской келье, он написал свою первую пророческую книгу. Главная дата в ней касалась императрицы Екатерины. Инок предсказал, что монархиня скончается через восемь месяцев. И в феврале 1796 года монах показал эту книгу некоторым из братьев.

Монахи перепугались не на шутку и отнесли книгу наместнику монастыря. Тот прочитал ее и плохо ему стало. Да так плохо, что поехал он с этой книгой к епископу Павлу. Владыка Павел удивился еще больше, ничего подобного доселе в его духовном служении не случалось. Что это, чудо или козни дьявола? Епископ вызвал Адама к себе и разругал его страшно. Он посоветовал провидцу навсегда позабыть о предсказанном. И указать, кто научал его святотатству безбожному. Но Адам отвечал, что книгу свою писал сам. И не списывал, а сочинял из видения.

И тут подумалось епископу: «А кто его знает этого деревенского пророка? А вдруг и впрямь ему что-то тайное ведомо? Все же речь идет не о ком-нибудь, а о великой государыне императрице». И отправил он монаха к губернатору – пусть разбирается светская власть. Губернатор, ознакомившись с книгой Адама, был на решение скор. Вначале в острог его посадил, а потом под караулом доставил в Петербург. Здесь в тайной экспедиции старательно записали все сказанное монахом в протокол допроса. Простодушный Адам от своих слов не отказался, и еще сообщил, что мучился совестью девять лет со дня видения.

Долго беседовали с провидцем в тайной экспедиции. Думали – это очередной сумасшедший или юродивый. Но о предсказаниях царицу Екатерину все же известили. Услышав дату своей кончины, Екатерина II за дерзновение и буйственность хотела монаха казнить, как и предусматривалось законом. Екатерина боялась за свою империю: «Кто будет реально у руля власти? Павел? Чиновники? Четыре года как уж нет ее верного Григория Потемкина. Правда есть Платон Зубов, молодой еще – и двадцати нет. Да, жаль стареть, пожить хочется. И Платоша чудо как хорош. А тут этот прорицатель некстати…».

Молодой фаворит Зубов тоже знал о предсказаниях монаха: «Только удалось проникнуть в самую главную спальню империи, прикоснуться к русской власти. И на тебе, какой-то чернец с его книжкой. Да кто он такой этот монах? Сгноить его в казематах». Но Екатерина успокоила Зубова: «Это все дворцовые интриги. Видела она прорицателей, не все у них сбывается, пустое…». Императрица проявила великодушие к монаху и заточила его в Шлиссельбург. А все написанные предсказателем бумаги велела запечатать печатью генерал-прокурора и хранить в тайной экспедиции. От греха подальше. Но жить ей оставалось действительно всего восемь месяцев.

6 ноября 1796 года императрица Екатерина Великая скоропостижно скончалась. День в день, как и предсказал вещий монах. На трон взошел великий князь Павел Петрович, сын Екатерины II, нелюбимый сын. Как всегда при смене власти менялись и чиновники. Пост генерал-прокурора занял князь Александр Борисович Куракин. Он то и обнаружил страшные книги Адама. Более всего поразило его сбывшееся роковое предсказание о смерти императрицы.

Князь Куракин разбирался в дворцовых интригах. Зная характер нового венценосца, его склонность к мистике, тайнам, он решил показать бумаги Павлу I. Тот прочитал, поудивлялся пророчеству о смерти матери и отдал распоряжение освободить Адама. В декабре 1796 года узника Шлиссельбургской крепости привезли в Петербург на высочайшую аудиенцию. Царь хотел знать свое будущее.

Аудиенция проходила с глазу на глаз. И потому точных свидетельств о содержании беседы не сохранилось. Известно лишь, что Павел I выказал иноку расположение. И даже издал высочайший рескрипт. В нем повелевалось бывшего расстригу по его желанию вновь постричь в монахи. С новым именем Авель. С ним он и остался в российской истории. Навсегда.

Император Павел славился взрывным характером. Если бы ему, как его матери, Авель предсказывал гибель, все могло обернуться и по другому. А тут царская забота, разрешение жить в монастырях. Видимо монах не предсказывал Павлу будущего. Потому что еще ничего не знал, не было ему откровения. Пожил монах недолго в Петербурге и отправился вновь на Валаам.

Но в келье Авель опять засел за свои писания. И предрек Павлу: «Коротко будет царствование твое. На Софрония Иерусалимского в опочивальне своей будешь задушен злодеями, коих греешь ты на царственной груди своей. Сказано бо в Евангелии, враги человеку – домашние его». Вот оно пророчество для Павла I. Книгу показали императору, а в ней точный срок его кончины. В ночь между 11 и 12 марта 1801 года. Да речь идет не о простой кончине, об убийстве. Якобы за невыполненное обещание. Обещал построить храм во имя Михаила Архангела, а строит замок. Обещание не исполнено. Впечатлительный монарх перепуган, взбешен дерзостью Авеля. Он отдает приказ засадить прорицателя в Петропавловку, а потом сослать на Соловки.

Пророки воспринимают весть божью по-разному. Одним оно представляется как слово, а другим как видение. Это предназначение и нет у пророка возможности сойти с этой тропы. Пророчество – это не предсказание будущего. Это, прежде всего, оценка настоящего и призыв к переменам. Пророчества часто содержат суровые обличения, но люди в состоянии их предотвратить. Не формальными изменениями, а переменой себя, всего образа жизни. Может быть именно поэтому пророчества так нужны людям.

И вот в полном согласии с предсказанием император Павел убит, и трон занял Александр I. Он тоже истребовал монаха в Петербург. Игумену Соловецкого монастыря Иллариону персонально было указано – отцу Авелю дать денег на прогон до Петербурга. Как ни упирались монахи, завидуя вниманию со стороны монарха, Авеля они отпустили.

Летом 1813 года монах уже в Петербурге. Александр I находился за границей, и Авеля принял князь Голицын. И, слава богу, тайные ответы вещего монаха о судьбе всех государей услышал он, а не император. Князь ужаснулся и отправил Авеля в паломничество по святым местам. От греха подальше. Впрочем, Голицын, снаряжая Авеля в паломническую поездку, приказал ему – знать и молчать.

Знал и молчал Авель долго – целых десять лет. С октября 1823 года он жил в Серпуховском Высоцком монастыре. Именно здесь Авель нарушил молчание. По Москве поползли упорные слухи о скорой кончине Александра I. О том, что его брат Константин отречется от престола, убоявшись участи убиенного Павла. Источником этих страшных пророчеств был, конечно же, вещий монах. На этот раз Авель быстро уразумел, что предсказания с рук не сойдут. Лучше уж скрыться с глаз долой.

Но по повелению императора Николая I, Авель был найден, взят под стражу и отправлен в Суздальский Спасо-Ефимиев монастырь, главную церковную тюрьму,разбираться, что и как. И вообще, пусть посидит, подумает. Дабы неповадно было впредь пророчествовать.

Спасо-Ефимиев монастырь был знаменит не только подземной тюрьмой. Еще Екатерина II повелела ссылать туда безумствующих колодников. В этом качестве монастырь просуществовал целых два века, до 1967 года. Здесь скончались доведенные до сумасшествия декабрист Федор Шаховской и лидер секты прыгунов Максим Рудометкин. Здесь томились старообрядцы, троцкисты, немецкие военнопленные, в том числе фельдмаршал Паулюс.

С 1836 года в нем хранились архивы Десятого присутствия Святейшего Синода. Это было засекреченное подразделение, отпочковавшееся от Канцелярии розыскных раскольнических дел Синода. Вплоть до декабря 1917 года в монастырские хранилища исправно поступали папки с самыми различными делами: материалы по розыску еретиков и мистиков, практиковавших крайне опасные ритуалы, соседствовали здесь с историями людей, нелепо обвиненных в богопротивных и колдовских делах.

Все-таки подтверждается непреложная истина – человеку дорога определена свыше. Монах Авель мог замолчать, мог слукавить, в чем то польстить монаршим особам. Тогда замки с ворот острогов упали бы вмиг и жизнь была бы проще. Но не таков был прорицатель. Ему было важно донести слово божье без изменений и прикрас. Почему предсказывал монах? Потому что не мог, потому что слышал голос божий.

В Суздальском монастыре Авель написал еще одну зело престрашную книгу, которую по своему обыкновению отослал государю для ознакомления. Он так и не отступился от своего кредо говорить о том, что бог повелел. Государю пророчества опять не понравились. Не понравились настолько, что на волю предсказателя больше не выпустили. В этой монастырской арестантской келье и закончилось житие и страдание монаха Авеля.

Произошло это в январе или феврале 1841 года. Причастившийся святых тайн русский Нострадамус был погребен за алтарем церкви Святого Николая. Но предсказания его продолжали жить. Книги Авеля, которые он называл «зело удивительное и престрашное» были сохранены. В них содержались предсказания для далеких потомков. Император Павел I запретил читать предсказания целых сто лет. А вдова его императрица Мария Федоровна завещала положить бумаги в ларец и открыть их только в марте месяце 1901 года.

Тайну ларца суждено было узнать Николаю II. Именно в тот год и в то утро, 12 марта, государь и государыня были очень оживлены и веселы, собираясь в Гатчину навестить Марию Федоровну. Возвратились они задумчивые и печальные. И о том, что прочли в старом ларце никому и ничего не сказали. Только после этой поездки государь стал поминать о 1918 годе, как о роковом годе лично для него и всей царской фамилии.

«На венец терновый сменит царь корону, предан будет народом своим, как некогда Сын Божий. Война будет, великая война, мировая. Рухнет Трон Царский. Мужик с топором возьмёт в безумии власть, и будут бичевать Землю Русскую, грабить и закрывать Церкви, казнить лучших людей. Главный Храм станет пылью».

А была ли возможность изменить судьбу? Скорее всего, да, но не все умеют пользоваться предсказаниями. Для одних это предупреждение и руководство к действию, для других неизбежность. Возможно, знание собственной судьбы объясняет многое в пассивном поведении последнего русского императора перед 1917 годом. В его желании спасать страну, собственную семью, самого себя, наконец.

Пророчества всегда имеют конкретный смысл, и они всегда кому-то адресованы. Можно сказать, что пророчество – это взгляд вечности на современное. В работах о вещем монахе Авеле часто упоминается роковая дата 2892 год – конец света. Но книги монаха исчезли в истории. Так где же они? Пока не нашли, но они были. Как был и сам Авель, оставивший множество точных пророчеств и проповедовавший всей России.
Tags: Интересные истории
Subscribe
promo brenik december 31, 2016 23:09 60
Buy for 100 tokens
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments