Brenik (brenik) wrote,
Brenik
brenik

Category:

Пари Клеопатры.



Это пари между египетской царицей Клеопатрой и ее сиятельным любовником, римским военачальником Марком Антонием, считается самым дорогостоящим за всю историю от сотворения мира. Однако, начиная рассказ о нем, сообщим, что суммы, о которых пойдет речь, следовало бы, конечно, исчислять не в американской валюте, а в древнеримских сестерциях. Впрочем, мы пошли на этот пересчет сознательно. Ибо, повторяя вслед за древнеримским писателем Плинием Старшим (23-79 годы) историю о том, как царица Клеопатра растворила в сосуде с уксусом сережку с жемчужиной ценой 10 миллионов сестерциев, большинство современных исследователей лишают нас, простых смертных, возможности представить, сколь в действительности была расточительна очаровательная спорщица. И могла ли она хотя бы в принципе носить такие серьги — причем в обоих ушах.

Древняя легенда от Плиния Старшего

Для начала — вот сюжет, изложенный в «Естественной истории» Плинием Старшим. Клеопатра и Марк Антоний поспорили, сможет ли царица закатить столь дорогой пир, что он окажется не по карману ее влиятельному любовнику (к слову, известному гурману).

Дабы выиграть это пари, Клеопатра -читаем у Плиния — «повелела, чтобы слуги поставили пред нею сосуд с уксусом. Она сняла жемчужную сережку и бросила ее в уксус, а когда жемчуг растворился, выпила все это».

Тут отметим: во-первых, римский философ-натуралист пишет, что жемчуг тот был «самым большим во всем свете, замечательным и по-настоящему уникальным произведением природы», во-вторых -упоминает, будто Клеопатра хотела также поступить со второю сережкой, но была остановлена полководцем Аюцием Планком, взявшимся судить спорщиков...

Поразительно, но вот уже 2000 лет ученые спорят: могло ли иметь место событие, описанное Плинием? Поразительно уже хотя бы потому, что их диспуты, как мы увидим далее, свидетельствуют скорее о не очень высоком научном уровне спорщиков, нежели ведут к установлению истины о споре, упомянутом Плинием спустя свыше 100 лет после смерти легендарной царицы.

Блеск и нищета ученых толкователей

Почему-то ученых, ставящих свою научную репутацию на службу Клеопатре (или, напротив, обличающих «миф, созданный Плинием»), более всего волнует, может ли жемчуг раствориться в уксусе. Но — пусть так. Последуем за их логикой и разберемся в данном вопросе.

Процитируем из «Мышления древнего мира» (1937 год) Герберта Везереда: «К сожалению для автора этой истории, жемчуг не растворяется в обычном уксусе». А вот — Харрис Рекхем, осуществивший перевод «Естественной истории» в 1940-м: «Нет такого уксуса, который растворил бы жемчуг!» Вторит Везереду с Рекхемом и биограф Плиния Старшего Джон Хиль, сообщающий в своей книге «Плиний Старший в науке и технологиях» (2000 год), что «никакая уксусная кислота не способна растворять жемчуг».

Все эти ученые, по образованию филологи, неправы: жемчуг распадается в уксусе. Но дело даже не в том, что филологи не разбираются в химии — это было бы еще простительно. Дело в том, что они -при всей славе их имен на Западе — даже не удосужились прочесть классических трудов по вопросу, который взялись растолковывать почтенной публике. А ведь эксперименты, развенчивающие их утверждения, проводились еще в 1881 году немцем Людвигом Фридлендером. А совсем недавно (2010 год) — американцем Пруденсом Джонсом из Университета Монклер.

Другое дело, что для растворения 5%-ным раствором уксуса жемчужины весом около 1 грамма требуется, согласно тому же Пруденсу Джонсу, от 24 до 36 часов. И не столь уж важно, что ускорить этот процесс можно, например, вскипятив уксусную кислоту, — ибо у Плиния не сказано, что царица глотала кипяток. Более значимо то обстоятельство, что пока одни ученые напрочь отрицают способность уксуса растворять жемчуг, другие — тс>т же Джонс — даже не задаются вопросом о реальном весе легендарной жемчужины Клеопатры. И экспериментируют, по неведомым причинам, с 1 граммом жемчуга, впоследствии сообщая, что, по Джонсу, «такой напиток пусть и не столь изыскан, как мартини, но все же достаточно приятен на вкус».

Как итог бульварная пресса из года в год балует нас новостью о том, что события, описанные древним римлянином, окончательно разоблачены (или подтверждены). Самое занятное: для того чтобы поставить точку в этой дискуссии, вовсе не обязательно иметь фундаментальные познания в химии, равно как и в филологии. Хватит наличия калькулятора под рукой.

Разберемся с сестерциями

Что такое в современных, реалиях 10 миллионов сестерциев? Ответ: это 1,764 английского золотомонетного фунта. (Видимо, эта «почти единичка» и ввела в заблуждение почтенного Пруденса Джонса, когда он экспериментировал с 1 граммом жемчуга.) Один упомянутый фунт составляет 12 более привычных для нас тройских унций (или 373,2417216 грамма). Умножаем 1,764 на число в скобках — и получаем ориентировочный вес «изящного украшения» в не менее изящном ушке Клеопатры. Приблизительно 658 граммов!

Оцените цифру. Оттяните себя за ухо. А теперь давайте вспомним, что, по Плинию Старшему, столь «невесомая» сережка имелась в каждом ухе египетской царицы. Представляете, сколь изящной она предстала пред очами изумленного Марка Антония? Думается, подобное появление перед возлюбленным — даже если бы такой вес выдержали мочки ушей, — было бы для Клеопатры куда менее допустимым, нежели возможность расстаться с украшением, стоившим в актуальном пересчете 30 миллионов долларов.

Почему мы говорим о приблизительном весе? Да потому, что и в годы жизни Клеопатры (69-30 годы до нашей эры) золото ценилось значительно дороже жемчуга. Упрощенно: за 1 грамм «металла Солнца» покупателю отвесили бы и 5, и 10 граммов жемчуга. Еще проще: настоящая подвеска должна была бы весить намного больше 658 граммов.

Но давайте представим, что речь у Плиния идет даже не о золоте, а о серебряных, или — хуже того — о латунных сестерциях. Давайте допустим, что даже в Древнем Риме были «распилы» с «откатами». Предположим, за 10 миллионов сестерциев Клеопатра обрела два украшения, каждое весом не п6 658, а, скажем, всего лишь по 60 граммов. Но и тогда для растворения жемчуга в уксусе потребовалось бы, исходя из актуальных экспериментов Пруденса Джонса, как минимум 1440 часов, или 60 суток. Как хотите, но трудно поверить, будто легендарное пиршество Клеопатры и Марка Антония продолжалось два месяца, в течение которых римский полководец ждал, пока его любовница — уж простите за такой стиль — «что-то» в «чем-то» растворит.

Версия: шутка Клеопатры

А теперь — пусть читатель улыбнется и отдохнет от цифири, понадобившейся нам исключительно для того, чтобы продемонстрировать пробелы в логике ученых, до сих пор спорящих о том, «выпила ли Клеопатра жемчуг или нет».

Вот наша версия: египетская царица могла подшутить над несгибаемым, но не слишком проницательным воителем. Например, просто-напросто продемонстрировать ему ловкость рук, имитируя погружение огромной жемчужины в кубок с уксусом, заменив последний хорошим вином.

Почему такая версия имеет право на существование? Потому что в анналах истории есть свидетельства аналогичных шуток в исполнении Клеопатры, любившей дурачить славного воина. Чего только стоит история о том, как царица повелела пловцу спрятаться подле корабля, с которого Марк Антоний ловил рыбу, и навешивать сиятельному удильщику… уже готовую, соленую рыбу на крючок!

Если верить древним хроникам, то до гордого римлянина не сразу дошел розыгрыш — к удовольствию шутницы, наблюдавшей, едва сдерживая смех, за его изумленным лицом. Так почему бы не представить, что и в случае с «жемчужиной о 10 миллионах сестерциев» тоже имел место легкий розыгрыш? К слову, пусть читательницы «Тайн XX века» сами проведут «научный эксперимент», повторив опыт Клеопатры перед любым представителем мужского пола. Думается, спрятать снятую сережку в ладони не составит труда проворным женским пальчикам. Задачу же Клеопатры облегчало и то, что, судя по описанию Плинием легендарного пира, свой знаменитый спор Клеопатра выиграла как раз тогда, когда Марк Антоний уже был подшофе.

Что общего между Плинием Старшим и… женой Цезаря?

Ответ: и тот и другая — вне подозрений. Размышляя, могла ли Клеопатра растворить дорогостоящую жемчужину в уксусе или нет, большинство современных исследователей даже не задаются вопросом: «Не списал ли Плиний Старший весь этот сюжет у предшественников?» Между тем такое вполне могло быть.

Вспомним: Клеопатра умерла в 30 году до нашей эры. Плиний рассказал о знаменитом споре в 77 году уже нашей эры. То есть через 100 лет после того, как легендарный спор (якобы) произошел. А теперь давайте задумаемся: аналогичный сюжет — за разницей лишь в личностях спорщиков — появляется впервые еще у Горация в его «Сатирах» (приблизительно 33 год до нашей эры). Далее этот сюжет кочует от Валерия Максима, римского писателя времен императора Тиберия, до Гая Светония Транквилла. В общем, как предшественников, так и последователей у Плиния Старшего не счесть.

Что касается последователей, то среди них мы упомянем, в первую очередь, американских рекламистов, пропагандировавших «аналог напитка Клеопатры» еще в 1960-1970-х годах. Ибо вне зависимости оттого, имел ли место спор царицы и Марка Антония, жемчуг, растворенный в уксусе, а затем смешанный с вином, еще со времен Средневековья считался на Западе превосходным средством от расстройства желудка — спутника обильной трапезы со щедрыми возлияниями.

Мелко растолченный дешевый жемчуг, изначально размягченный горячим паром, а затем в порошкообразном состоянии растворенный в подогретом уксусе и вине,, упоминается в качестве «верного снадобья от живота» в трудах Уильяма Шекспира, а также Фрэнсиса Бэкона. В общем, в любой легенде есть как минимум доля правды. Не составляет исключения и древний миф о напитке ценою 30 миллионов долларов.

Александр Гришин
Tags: История
Subscribe
promo brenik december 31, 2016 23:09 60
Buy for 100 tokens
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment