Brenik (brenik) wrote,
Brenik
brenik

Ю. Латынина. История о двух Европах.

Две истории о Европе, которые я хочу рассказать встык, — одна рождественская, другая не рождественская. Не рождественская заключается в том, что мы все знаем, как Европа охотно принимает бедных беженцев из Сирии, перед которыми она страшно виновата. Это история о других людях, перед которыми Европа страшно виновата, черных студентах Оксфорда, которые затеяли кампанию «Rhodes Must Fall» и потребовали от Oriel College снять статуи Сесиль Родса, основателя Родезии.

А Oriel College – это место, где Родс случился, сейчас там на его стипендии учатся студенты. И газета «The Guardian», которая горячо борется с расизмом, естественно, поддержала эту "антирасисткую" инициативу и сообщает, что одним из ее инициаторов является Брайан Квоба, который в свою очередь вдохновлен аналогичной кампанией в Южной Африке, когда студенты университета Кейптауна забрасывали статую Родса дерьмом, пока ту не унесли.

Вот, если бы в газете «The Guardian» работали не только борцы с расизмом, но и биологи, они бы знали, что забрасывание врага экскрементами есть классическое поведение шимпанзе. И кто же эти люди, которые так восхитили Брайана Квобу и газету «The Guardian»?

Эту кампанию запустила в университете Кейптауна небольшая группа черных активистов, которая пыталась захватить университет. Собственно, Родс был только предлог. Это как раз та политическая партия, лозунгом которой является «Один фермер – одна пуля». Лидера их зовут Chumani Maxwele, он, собственно, как раз и организовывал процессы забрасывания Родса дерьмом. Когда он, например, заявился в офис преподавательниц, он сказал, что «мы не должны слушать белых, нам не нужны их извинения. Они должны быть выгнаны из университета и убиты».

Преподаватели капитулировали. Догадайтесь с трех раз, прекратились ли на этом давления? Естественно, бандиты всегда воспринимают любой компромисс как плацдарм для нового наступления. Теперь эти студенты пошли дальше – они требуют отмены платы за учебу, они срывают лекции. Экзамены они сдают так. Правильно: они швыряют в экзаменаторов дерьмом. Бедные профессора проводят экзамены подпольно в разных районах города. Естественно, инициативные студенты вычисляют места, где проводятся экзамены, прибегают туда, забрасывают экзаменаторов дерьмом. Как вы понимаете, эти прекрасные люди вовсе не являются представителями всех черных студентов – наоборот, большинство студентов в ужасе, они, в общем-то, хотят учиться и не без основания полагают, что люди, которые забрасывают дерьмом профессора вместо того, чтобы сдавать экзамены, просто не могут их сдать. То есть это маленькое, но агрессивное меньшинство, такое же как ИГИЛ или нацисты, которые всем навязывают свою волю.

Кто же активист этого движения в Англии? Это некто Нтокозо Квабе, который учится в том самом Oriel College на деньги того самого Сесиль Родса. В своем Facebook господин Квабе объясняет это так, что Родс никогда не учреждал никакой стипендии, а деньги эти не Родса, а ограбленного им африканского народа.

Для справки: мир дал Африке более триллиона долларов. Еще для справки: жизнь после победы черного большинства стала в ЮАР гораздо хуже даже для черных. Это при том, что ЮАР была, действительно, расистской страной. И если мы возьмем некоторые районы Кейптауна, мы увидим, что они выглядят, ну, вроде как Донбасс: стоит небоскреб, в нем отключено всё, в него заселяется группа, которая разводит в ванне костры, гадит в лифтах, а потом, когда шахта лифта заполняется, откочевывает в следующий небоскреб.

Еще для сведения, что Квабе принадлежит к народности Банту, что важно, поскольку именно Банту были главными убийцами в Африке. Их политика по отношению к другим черным племенам носила название «мфекане». Мфекане – это был геноцид, тотальное убийство племени, всех мужчин, а детей и женщин – в рабы.

В частности, эта политика и вызвала столкновения Родса и белых поселенцев с банту, точнее с матабеле, потому что матабеле на территории Родезии резали (НЕРАЗБОРЧИВО). Родс сказал «Не режьте», а другого способа существования матабеле не знали.

Другой борец против Родса – это некто Sizwe Mpofu-Walsh, тоже борец за социальную справедливость. Отец нашего борца богатый человек, видный политик, который стал богатым человеком, благодаря тому, что он был любовником Винни Манделы. Это было достаточной квалификацией, чтобы получить пост главы местного телевидения.

Сейчас, собственно, Mpofu поссорился с правящим Африканским национальным конгрессом и как раз является одним из лидеров альтернативной партии борцов за экономическую свободу. Это та самая партия, которая считает «Убей бура, убей фермера», а программа экономической свободы заключается, правильно, в полной экспроприации всех банков и фирм, принадлежащих этим проклятым белым.

Вот, собственно, все эти прекрасные люди добиваются того, что Оксфорд уже извинился за свой расизм и думает, не убрать ли статую. И причина, по которой для этих людей так важно сделать эту кампанию в Англии, заключается в том, что и в Родезии, и в ЮАР, где власть получило черное большинство, дела идут плохо не только для белых, но и для черных. И не потому, что кто-то белый или черный, а потому, что когда власть захватывает Полиграф Полиграфович Шариков (не важно, какого цвета), всем, в том числе и Шарикову, становится хуже. Вот, профессор Преображенский говорил про сортиры в подъездах, а теперь в Кейптауне сортиры в лифтовых шахтах.

И вот этим прекрасным людям приходится объяснять, почему дела в стране обстоят в той же самой ЮАР так плохо, почему СПИД – 25% населения, почему при этом президент говорит, что СПИД – это выдумка белых (предыдущий президент Табо Мбеки). И ответ: потому что когда-то их колонизовали. Они борются против Сесиля Родса по той же причине, по которой Путин борется против Америки.

И самое страшное, конечно, в этой истории это не маргиналы. А самое страшное – это капитуляция Европы. Потому что когда Европа поддается этим маргиналам, когда оказывается, что небольшая часть людей, озабоченных объяснениями собственных провалов, может навязать приличным и цивилизованным людям свою волю, то тогда оказывается, что цивилизация обречена.

И последняя история рождественская, которую я хочу рассказать, это история, которую рассказал Андрей Мальгин в своем ЖЖ о русском мальчике из Кемерово Вите, которого усыновили пекари из скромного итальянского городка.

Это рождественская история, это история о человеке, который последним попал в усыновление, то есть это был вообще последний мальчик, который усыновлен в России, потому что Кемеровская область – первая в России, где полностью запрещено иностранное усыновление. И когда эти итальянцы, преодолев несколько тысяч километров, собрав гигантское количество справок, приехали в Кемерово, то им в детском доме подсунули мальчика, у которого, как считал персонал, вообще нет мозга.

Мальчик не умел ходить, мальчик не умел говорить, у мальчика не фокусировались глаза. Вся жизнь мальчика заключалась в том, что он лежал накачанный транквилизаторами в кроватке. Когда действие транквилизаторов кончалось, он начинал орать. Ему снова давали транквилизатор… Ему было 4 с половиной года.

Итальянцы посмотрели на это. Они ужаснулись, потому что они поняли, что отныне жизнь семьи, собственно, будет каторгой, потому что, ну, как можно воспитывать мальчика, у которого отсутствуют какие-либо признаки высшей нервной деятельности? Тем не менее, они поняли, что если они откажутся от этого мальчика, то они обрекают его на, в общем, на пожизненное заключение. Они обрекают его на то, что он до 18-ти лет так же и будет лежать в кроватке, потом он будет переведен в дом для престарелых, где его жизнь тоже будет несчастлива и коротка.

И они решили его взять. И когда они были на суде, то к ним еще подошла девочка, секретарь суда и сказала «Скажите, вы же, ведь, вывозите его на органы?» Потому что, ну, это замечательная девочка, которая знала, что… Ну, Крыма еще нашего не было, но она же всё равно знала, что эти проклятые иностранцы – ну, зачем они вывозят российских людей? На органы.

Соответственно, мальчик приехал. Мальчика показали в Милане светиле, профессору, который специализируется на умственно отсталых детях. Туда было очень сложно попасть в эту клинику – мать туда легла с мальчиком Витей на целый месяц. Напомню, что это люди, которые зарабатывают себе на хлеб тяжким трудом, то есть в этот момент жизнь семьи вдвойне превратилась в ад, потому что весь труд был на отце.

И вдруг оказалось… Сначала первое произошло чудо – оказалось, что у мальчика нет никаких патологий в мозге. А потом началось постепенное восстановление мальчика – он начал учиться ездить на велосипеде, он начал учиться говорить. Вдруг оказалось, что он потрясающе умеет собирать паззлы. Это выяснилось случайно: ему кто-то из знакомых подарил коробку с паззлом, и отец даже подосадовал «Ну как же? Ну, что ж вы?.. Это же интеллектуальная игра». А мальчик вдруг, раз, и собрал паззл. А потом собрал второй паззл. А потом он собрал паззл из 800 деталей.

А потом он заговорил. А потом он пошел в школу. Да, у него есть некоторые проблемы с дикцией, у него при школе специальный учитель. Но совершенно очевидно, что у этого мальчика просто не было никаких патологий в мозгу, просто детский дом был аналогией той самой истории, вот, помните, как дети маугли, которые ходят на четвереньках, потому что они воспитывались в стае волков, и не могут говорить, а только лают? Вот, просто вместо стаи волков в России был детский дом.

И совершенно потрясающая вещь произошла, спустя несколько лет. Когда однажды мальчик чего-то сделал и мать сказала ему «Баста» («хватит» по-итальянски). А она, пока она как-то пыталась коммуницировать с мальчиком, она выучила весь итальянско-русский разговорник, потому что мальчик не говорил ни на каком языке, но ей казалось, что вдруг он лучше понимает по-русски). И он никогда не говорил. И вдруг мальчик оборачивается к ней и говорит, что по-русски говорят не «хватит», по-русски говорят «стой». То есть вы представляете, какой сохраненный интеллект был у этого мальчика, который лежал в этом детском доме привязанный к кроватке и накачанный транквилизатором?

Вот, собственно, две эти истории про Оксфорд, который капитулирует перед черными расистами и террористами, и про итальянских пекарей, которые вытащили из ада этого русского мальчика, я специально поставила встык, потому что это история о двух Европах. Одна Европа – это та, которая капитулирует перед людьми, творящими насилие, и говорит «Да-да, мы виноваты». Другая Европа – это работящая семья из Италии, у которых не так много денег. Все эти деньги созданы своими руками. Они берут мальчика из Кузбасса, приговоренного к вечному заключению только потому, что он родился в России. И вдруг оказывается, что этот мальчик нормальный, что он может говорить.

Вот, мой мессадж заключается в том, что можно быть итальянскими пекарями, не будучи руководителями Оксфорда. Что первое не обязательно следует из второго. И мой мессадж заключается в том, что я надеюсь, что когда-нибудь России повезет как мальчику Вите – у нас тоже найдется свой итальянский пекарь.


via: lussien в Ю. Латынина. История о двух Европах.

Tags: Общество
Subscribe

Posts from This Journal “Общество” Tag

promo brenik декабрь 31, 2016 23:09 60
Buy for 100 tokens
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment