Brenik (brenik) wrote,
Brenik
brenik

О принцессах

1339079



Имея такие формы, можно обойтись и без содержания.
(А. Давидович)

Как много девушек хороших!.. А тянет все-таки к плохим…
(из мужского фолклора)

Новая женщина всегда интереснее старой, даже если новая женщина — старая.
(К. Мелихан)


    Кого любят мужчины? Прежде всего напомним, что «основным селекционером» является НЕ мужчина, так что принцесса ему не столь высокообязательна, как принц — женщине. Инстинктивные критерии предпочтения у мужчин проще, и основательно отличаются от таковых у женщин. Главное качество, привлекающее мужчин в женщине — это её новизна для него, доступность (точнее — реальность шансов на доступ) и половая кондиционность.
 

Если новизна в разъяснениях не нуждается, то про половую кондиционность и шансы на доступ нужно сказать подробнее, ибо они взаимосвязаны, а в некоторых проявлениях друг другу противоречат. Такой показатель кондиционности, как красота лица и тела (инстинктивно воспринимаемое хорошее соответствие эталонному экстерьеру половозрелой самки вида HOMO SAPIENS, а значит и явно «правильный» набор генов), самоочевиден; с привлекательностью молодости как-то все согласны, хотя с точки зрения зоолога это несколько парадоксально — самцы остальных животных обычно обращают мало внимания на возраст самки, а если и предпочитают какие возраста, то скорее — зрелые, в расцвете детородной карьеры. На этот счёт стоит обратить внимание, что наиболее привлекательны женщины в возрасте 21-24 года, а не «чем моложе — тем лучше». Впрочем, тут возможны индивидуальные вариации — ведь все люди разные. Для нашей темы не очень важно, какими глубинными физиологическими причинами обусловлена наибольшая привлекательность именно этого возраста, достаточно сказать, что такая зависимость есть, она обусловлена нашей физиологией, и специфична именно для человека.

И ещё на эту тему. Так как главным селекционером при половом размножении является самка, то логично было бы предположить гораздо бОльшую женскую придирчивость к мужской красоте, чем мужскую придирчивость — к женской. Однако на деле всё обстоит как раз наоборот! Придирчивость мужчины к красоте женщины (особенно — долговременного партнёра) часто превосходит всякие разумные границы, доходя до маниакальных форм, явно чрезмерных с точки зрения полового отбора самого по себе. А дело тут в том, что женщина для мужчины является не только половым и брачным партнёром, но и, как говорят, статусным маркером — знаком того или иного ранга в иерархии, знаком престижа. Подобным статусным маркером является, к примеру, автомобиль. С сугубо потребительской точки зрения нет большой разницы между автомобилем за $20 000 и $200 000, однако разница в их престижности колоссальна, а за престиж (по сути — иерархический статус) многие люди готовы платить даже самой жизнью, не только кошельком. С женской красотой и молодостью положение аналогично — сравнительно небольшие репродуктивные и генетические преимущества, обеспечиваемые молодой и красивой женщиной, став знаком иерархического превосходства, многократно усиливают привлекательность молодости и красоты, выводя их на позиции, явно не заслуженные с чисто биологической точки зрения.

Но есть ещё и поведенческие признаки. Прежде всего — поведение должно носить признаки половой заинтересованности, в предельном случае — «половой охоты»; иное свидетельствует о недостаточной фертильности (способности к репродукции). Такое поведение в большинстве культур так или иначе осуждается, что порождает впечатление, что мужчин тянет к плохим женщинам. Однако такая «охота», выглядящая очень уж неразборчиво-всеядно, начинает отталкивать, ибо может указывать на невостребованность данной женщины мужчинами, что может свидетельствовать о низкой кондиционности, с первого взгляда возможно незаметной; здесь можно провести параллели с поведением низкорангового мужчины. Особенно будут воротить нос высокоранговые мужчины, у которых есть реальный выбор. Чрезмерно же недоступное поведение женщины (часто встречающееся у высокоранговых женщин), хотя и раззадоривает высокоранговых мужчин, но основную массу претендентов отталкивает, ибо получить ответ «нет» — что ни говори — унизительно и обидно, а унижаться не хочется никому.

Разумеется, если все эти факторы (новизна, должная доступность и кондиционность) сочетаются в одной женщине, то её привлекательность будет наибольшей, и на такой женщине мужчины будут сосредотачиваться в первую очередь; но лишь до тех пор, пока не добьются её тела, или не убедятся в отсутствии шансов. Впрочем, это справедливо лишь в отношении женщин, как сугубо половых партнеров. К выбору жён мужчины подходят существенно более рассудочно (даже с учётом взгляда на женщину, как на статусный маркер), с той оговоркой, что у значительной части мужчин выбора по сути нет; так что это не столько выбор, сколько согласие с выбором женщины. Чувственные критерии предпочтения мужчинами женщин гораздо более размыты, как в силу большего разнообразия самих мужчин (а следовательно, и их вкусов), так и менее острой для них необходимостью отбраковки небезукоризненных вариантов. Самцу не нужно выбирать самку — ему бы нужны все самки без разбора. Если конечно их не слишком много, настолько, что на всех просто не хватит физических сил.

А вот женский ранг, имея большое значение во взаимоотношениях женщин между собой, для мужчины относительно менее важен. Конечно, от высокоранговых женщин мужские головы кружатся сильнее, но скромные и застенчивые (низкоранговые) жёны были в цене во все времена. Также известно, что женщины гораздо чаще влюбляются в своих начальников (преподавателей и т. п.) чей высокий визуальный ранг обусловлен просто их служебным положением и отчасти возрастом, чем мужчины.

Если высокий ранг для мужчины — ключ к женским сердцам, обеспечивающий ему выбор, то для женщины высокий ранг — источник проблем с мужчинами. Среднеранговые мужчины ей уже никак не приемлемы — ни сексуально, ни платонически (не говоря уж о низкоранговых), а высокоранговых мало, да и те большей частью «кобели». А если и не «кобели», то безнадёжно заняты. Низкоранговая женщина, как и все женщины, предпочитая «альфу» (принц, банкир, знаменитость), относится к «омеге» всё же более лояльно — при каких-то обстоятельствах она может простить мужчине невысокий ранг, тем самым какие-то другие достоинства этого мужчины получают шанс быть оценёнными.

И хотя мы договаривались в начале книги рассудочный выбор не рассматривать, всё же нельзя не коснуться вкратце его взаимодействия с инстинктивным. Разумеется, не может быть и речи о том, что рассудочный выбор не играет роли во взаимоотношениях полов; мы его не отрицаем, но от него абстрагируемся в соответствии с темой книги, оставляя рассмотрение такого выбора представителям других дисциплин. Замечу лишь, что рассудочные критерии не столько ЗАМЕНЯЮТ инстинктивные, сколько ДОБАВЛЯЮТСЯ к ним, делая эту самую систему критериев временами до невозможности противоречивой. Попробуйте-ка найти доброго агрессора! Отсюда и драматизм жизненных коллизий…


Короче говоря:
Эмоциональный выбор брачного партнёра (симпатия, влюблённость, любовь — в зависимости от силы переживаний) осуществляется в соответствии с системой инстинктивных критериев оценки потенциального партнёра.

Для эмоционального выбора мужчины женщиной наибольшее значение имеет его инстинктивный иерархический статус (в т.ч. сугубо визуальный), могущий не совпадать с его общественным положением. На втором месте — физические данные.

Для эмоционального выбора женщины мужчиной наибольшее значение имеют её новизна, реальность шансов на доступ, и физические данные в равной степени.

Напомню, что рассудочный выбор мы договорились не рассматривать.

Протопопов: ТРАКТАТ О ЛЮБВИ, как её понимает жуткий зануда…
Tags: Отношения
Subscribe

Posts from This Journal “Отношения” Tag

promo brenik december 31, 2016 23:09 60
Buy for 100 tokens
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments