Brenik (brenik) wrote,
Brenik
brenik

- Милочка, у негров сейчас нет хороших манер, и они не умеют прислуживать белым.

В 1936-1938 гг., в рамках созданной во время Великой Депрессии государственной программы занятости, американские журналисты взяли интервью у 2300 престарелых бывших рабов-афроамериканцев. Вот одно из них:
- Милочка, у негров сейчас нет хороших манер, и они не умеют прислуживать белым. Я помню дни, когда я была домашней прислугой. В хозяйском доме нас было шестеро: я, Сараи, Лу, Хестер, Джерри и Джо. Как нам всем тогда было хорошо! Я обслуживала стол в углу с десертами. Джо и Джерри обслуживали стол, и они ни к чему не прикасались руками, а все несли на подносе. Ах! Хорошие тогда были деньки.
Мой хозяин был хорошим человеком, он хорошо относился к своим рабам, и хотел их оставить своим детям. Нам взрослым было трудно не пускать цветных детей в столовую, где ел хозяин; они туда забирались и стояли у его стула, и когда он доедал, он и им давал еду на тарелке, и они усаживались на полу и ели. Но милая моя, не все белые так хорошо относились к своим рабам; я видела, как несчастных негров чуть не разрывали на куски собаки, и били кнутом потому, что они не слушались белых. Но слава Богу, мои хозяева были хорошими людьми, и доверяли мне; у меня были все ключи от дома, и я прислуживала хозяйке и детям. В субботу вечером я раскладывала чистые вещи на стульях, а в воскресенье утром забирала грязные, и им ничего не нужно было делать. В поле я не работала: хозяин не выращивал хлопок; я впервые увидела, как растет хлопок, когда уже стала свободная.


Эх, милая моя, я умела стирать, гладить, вязать и ткать, Господи помилуй. Я заканчивала работу по дому и ткала по шесть-семь ярдов ткани. Я стирала, гладила и прислуживала четвертому поколению его семьи. Я научила детей стирать, гладить, ткать и вязать. Жаль, что я не могу этому научить нынешних детей; если бы они позволили мне обратиться к ним, я бы им сказала побольше уважать своих матерей и своих белых, и говорить: "Да, сэр" и "Нет, сэр", а не просто: "Да" и "Нет".
Я никогда в жизни не попадала в неприятности. Я никогда не была в суде, и не была свидетелем. Я даже шоу никогда в жизни не видела до прошлого года, когда к нашему дому приехало шоу с фонарями.
Я всегда старалась ко всем относиться, как к родным, и показывать хорошие манеры, и Господь меня уберёг. Когда мой дом сгорел, белые мне помогли, и вскоре никто бы и не сказал, что что-то случилось.
Но милая моя, эти хорошие деньки ушли, и больше не вернутся. Господи помилуй, когда мы жили у Джонсоновского причала на речке, туда приходили пассажиры, чтобы сесть на пароход, и мы никогда не знали, сколько готовить завтраков, сколько обедов, а сколько ужинов, потому что пароходы иногда опаздывали, а иногда спешили, и у нас всегда был полный дом. Я никогда не платила за проезд, потому что пока был жив капитан Джон Квилл, он всегда позволял мне плавать на своем пароходе бесплатно, куда бы я ни направлялась. Но какой смысл вспоминать те времена; они давно ушли, мир становится все злее, грехи все смелеют и смелеют, а религия все остывает и остывает.


Tags: Интересные истории
Subscribe
promo brenik december 31, 2016 23:09 60
Buy for 100 tokens
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments