Brenik (brenik) wrote,
Brenik
brenik

Как бывало напьется, так кулаком...

Лев Николевич Толстой, как, бывало, напьется, сразу хрясь по столу кулаком. “Нельзя,” – кричит –“противиться злу насилием!” И тут уж ему под руку не попадайся – зашибет. Могучий был мужчина, боевой офицер, да и спортом занимался. А вот подавлению добра насилием никогда не препятствовал. Понимал, что это монополия государства и прочих власть имущих. Великий все-таки был реалист!

Федор Иванович Тютчев, как, бывало, напьется, обязательно стукнет кулаком по столу, вскричит : “Мысль изреченная есть ложь!” и к цыганам едет. Цыганам он завидовал самой жгучей завистью – у них не было мыслей, они ничего не изрекали, а прямогонные чувства кипучей своей души изливали непосредственно в песне, причем уровень вербализации никогда не превышал “Ай не-не-не-не”.
Потому Федора Ивановича любят и почитают как классика, а цыган просто любят.

Михайло Васильевич Ломоносов, как, бывало, напьется, так кулаком бьет не по столу, а прямо по мордам завистников и противников русской науки, которых вокруг него всегда крутилось великое множество, так что промахнуться было невозможно. А главную мысль свою он всегда излагал до того как напьется. Нальет себе водки в стакан из стеклянного графина, посмотрит на графин, скажет :”Если где чего-то сколько-то поубавится...”, выпьет, погладит себя по животу и завершает: “столько же в другом месте присовокупится. ” Потому он графу Шувалову с таким чувством о стекле и писал.

Мигель де Сервантес Сааведра, как, бывало, напьется, так всегда по столу рукой бьет. А кричит разное, в зависимости от того, какой рукой ударил. У него руки разные были – правая целая, а левая –искалеченная в битве при Лепанто (дон Мигель – самый знаменитый из участников этой битвы, и первейший среди писателей борец с исламским терроризмом). Вот если правой рукой ударил, кричит: “Ничто не стоит нам так дешево и не ценится так дорого, как вежливость! ” И если кто начинает возражать, протыкает того шпагою за невежество. А если левой рукой ударит, кричит: “Читать перевод – все равно что рассматривать гобелен с изнанки!”, и тут уже ему никто не возражал, поскольку народ вокруг в основном такой был, что не только гобеленов никогда не видели, но и читать-то не умели, даже по-испански.

Вильям Шекспир как, бывало, напьется, так ничего особенного и не делает. Ну там, побуйствует потихоньку, безумств мелких понасовершает, как любой нормальный мужик. А главный свой вопрос - “Быть иль не быть” он все про себя обдумывал, и только в 1601 г. опубликовал. Вопрос этот он до конца не решил, но до того им проникся, что сейчас уже никто толком и не знает – а был он (Шекспир) или его и не было вовсе. Одни говорят, что это Фрэнсис Бэкон под маркой Шекспира писал (он Шекспира на три года постарше был), другие – что графья Ретланд и Оксфорд, третьи – что и вовсе баба какая-то знатная. А многие шьют все это творчество Кристоферу Марло* (он Шекспиру ровесник был). Но Киту Марло чего только не шили, и при жизни, и посмертно – и что он в тайных службах работал, и что на него тайные службы за атеизм наезжали, и всякое прочее.
По сведениям К. Саймака (см. “Заповедник гоблинов”), в настоящее время дух Шекспира бесприютно и беспамятно скитается, мучительно пытаясь вспомнить – а чей же он все-таки дух?

Николаю Васильевичу Гоголю и напиваться-то не нужно было, чтобы впасть в меланхолическую задумчивость и начать причитать: “Эх Русь, птица-тройка, куда летишь ты ? Редкая птица долетит до середины Днепра!” И ведь как в воду смотрел – середина Днепра сейчас на Украине, как и конец, верхнее течение – в Белоруссии, а в России только кусочек самого начала остался.

Александр Сергеевич Грибоедов, как, бывало, напьется и стукнет кулаком по столу, обязательно забывает, что кричать надо, путается. Да и попробуй сообрази, если все “Горе от ума” на пословицы разошлось. Удачно у него получалось только когда он промахивался и падал под стол с криком “Чуть свет уж на ногах и я у ваших ног”. Так он с расстройства даже и напиваться перестал – все равно ведь без толку !

Антон Павлович Чехов был врач (тогда их докторами называли, но он знал, что был врач!), а здоровье у него было слабое. Человек он был честный и щепетильный и боялся, что вот-вот его дразнить начнут: “Врачу, исцелися сам!” И тогда он ушел из врачей в выдающиеся писатели (сразу в великие писатели редко кому удавалось уходить, приходилось сначала в выдающиеся, а то и просто в писатели). Как врач он знал, что напиваться ему нельзя, а идея у него была, и как всякому великому писателю ему хотелось ее пропагандировать. Тогда он придумал хитрость. Придет, бывало, в ресторан и кричит: “Эй, человек!” (так тогда официантов подзывали). Официант подойдет, а Антон Павлович на него смотрит с неодобрением: и говорит: “В человеке должно быть все прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли, а у вас, милейший, все не так – мыслей отродясь и не бывало, лицо замурзанное, одежда засаленная... Какое-то вы, право, недоразумение, а не человек”. И так он по ресторанам и ходил с этой своей идеей, пока официанты от него прятаться не начали. Тогда он эту мысль для дальнейшей ее пропаганды в пьесу вставил, там ее врач говорит с крепким здоровьем, которому можно было напиваться.

Алексей Максимович Горький был тоже слабого здоровья и ему тоже напиваться было нельзя, но, поскольку в выдающиеся писатели он перешел не из врачей, а из босяков, он этого не знал и, бывало, напивался. Когда он был босяком, то купит, бывало, косушку или шкалик – на что денег хватает, и тем напивается. В такой ситуации, конечно, главную свою мысль не очень-то и выразишь. А вот когда у него бывали деньги на трактир, он страшно гордился этим повышением своего социального статуса, и прокричав: “Человек!” объяснял окружающим: “Человек-это звучит гордо!”

Александр Сергеевич Пушкин повторялся крайне редко. Но вот когда, бывало, напьется в Петербурге с приятелями-литераторами, обязательно к Ивану Андреевичу Крылову заваливаются и спрашивают: “А что Иван Андреевич, можно ли сказать “бывывало”?” К тому времени они уже позабывали, что много раз у него это спрашивали. Иван же Андреевич помнил, но виду не подавал и отвечал неизменно: “Не только “бывывало” можно, но и “бывывывало” тоже.”

Читайте также:


Tags: Интересные высказывания, Интересные люди, Мысли из сети
Subscribe
promo brenik december 31, 2016 23:09 60
Buy for 100 tokens
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments