?

Log in

No account? Create an account
09.Он же
Brenik brenik
Previous Entry Поделиться Next Entry
Эстонская медицина глазами гастарбайтера
Оригинал взят у olenenyok в Эстонская медицина глазами гастарбайтера
Оригинал взят у zaa07 в Эстонская медицина глазами гастарбайтера
  Оригинал взят у sergosh2000 в Эстонская медицина глазами гастарбайтера
Читал и завидовал -  почему мы так жить не можем?  Почему у нас главный принцип нае*и ближнего?
</div>
Два месяца назад мы с женой переехали в Эстонию в регион Ида-Вирумаа, став, таким образом, гастарбайтерами. По просьбе трудящихся хочу рассказать о первых впечатлениях, которые будут касаться прежде всего системы здравоохранения (так как мы оба-врачи). Это интересно еще и потому, что двадцать лет назад здравоохранение у наших стран было одним, а теперь в Эстонии современная европейская модель, которая привела к увеличению продолжительности жизни мужчин до 70,6 лет, женщин – 80,5 лет, а в России осталась фактически старая бюджетная модель, которая работает в основном на энтузиазме и инертности медиков. Для сравнения - продолжительность жизни в России 61,8 год у мужчин и 74,2 года у женщин. Хочу сразу пояснить, что все, что я написал, касается региона Ида-Вирумаа, и отражает мое личное мнение, которое я никому не навязываю. Возможно, в других частях Эстонии все по другому, хотя вряд ли.

           Коротко о пути, который прошло Эстонское здравоохранение. После развала Союза, в котором была централизованная система здравоохранения Семашко, Эстония не стала изобретать велосипед, латать дыры и пр., а объявила конкурс на разработку системы охраны здоровья. Выиграли шведы, которые и представили ныне существующую модель. В Эстонии есть больничная касса – самоуправляемая организация – которая собирает деньги с работающего населения в виде налогов. Существующие больницы – автономные организации (а нередко и вовсе частные), которые работают по договору с больничной кассой. Семейные врачи вообще что-то вроде индивидуальных предпринимателей – арендуют кабинет, заключают договор с больничной кассой – и вперед. Чем больше пациентов будет к тебе приходить, чем выше зарплата. Тарифы формируются централизованно. Очень похоже на российскую модель с одним большим отличием – тарифы в Эстонии – полноценные. Они позволяют больнице не только покрыть расходы на лечение но и получить прибыль, которая идет на обновление оборудования, ремонты, учебу персонала. Сейчас наша больница строит новый корпус на свои собственные средства (плюс вроде Евросоюз помогает). Вещь невозможная в российских реалиях – тарифа ОМС хватает только на покрытие самых минимальных расходов. Частники не работают с ОМС именно по этой причине – тариф не покрывает даже себестоимости. Как может много лет в России существовать здравоохранение с оплатой тарифа ниже себестоимости – для иностранцев загадка (загадочная русская душа). В реальности же дефицит средств компенсируется:
А) за счет экономии и повторного использования одноразовых вещей
Б) непредоставления услуг базового перечня (или создания очередей для ограничения спроса)
В) внедрения платных услуг, прибыль от которых пускается на латание дыр по ОМС (что очень раздражает исполнителей платных услуг – зарабатывают они, а прибыль главный врач тратит на ОМСовских пациентов, или ремонт, или пожарную сигнализацию какую-нибудь. В результате исполнители платных услуг уходят в частные центры, где за ту же работу получают больше денег)
Г) закупки очень дешевых индийских препаратов, которые не работают
Д) ну и софинансирование услуг пациентами (начиная от необходимости покупки лекарств до прямых сборов денег „за операцию“ и т.д. и т.п.)

           Все эти недостатки в Эстонии устранены благодаря нормальному тарифу за лечение. Для пациента абсолютно любая помощь (кроме стоматологии) в любой больнице бесплатна, за прием врача специалиста берется символическая сумма 2 с четвертью Евро (чтобы не ходили каждую неделю без надобности) Никаких денег с пациента в больнице не берется (по крайней мере я и мои коллеги такого не слышали). Все операции – даже самые высокотехнологичные – за счет больничной кассы. Последние 5 лет в России по такому принципу работают центры, которые выполняют операции по федеральным квотам. Вот там действительно, порядка гораздо больше, так как тприфы соответствуют реалиям. Там и расходник есть и персонал зарабатывает достаточно и отношение к больным нормальное. А всплывающие регулярно новости, что квоты выбраны уже к августу на 80% говорит лишь о том, что при нормальной организации процесса и достойной оплате люди готовы работать в два раза эффективнее и больше.
           Конечно, в первую неделю меня удивляло, как все логичнее и проще организовано: например – висящий фонендоскоп у каждой кровати в реанимации – повод лишний раз послушать больного, а в экстренной ситуации не надо бежать в ординаторскую „за ушами“. Или история болезни, которая формируется из отдельных листиков, надетых на скоросшиватель (приходят на память российские тома – клееные переклееные, все потрепано, порвано). Есть много мелочей, которые не требуют больших вложений, а лишь инициативы снизу и воли руководства. Попробую рассказать по отдельным аспектам.

Бюрократия: Чтобы попасть в реестр врачей Эстонии мы поехали в минздрав в Таллине. Весь минздрав занимает полэтажа офисного здания и в котором работают, наверное, человек двадцать максимум. Все вопросы мы решили за час (перед нами извинились за то что формальности заняли так много времени). Это было первое общение с эстонской бюрократией и мы были в шоке. Больше в минздрав мы не ездили, нам прислали электронное письмо о о том, что мы включены в реестр. Уже позже мы снова столкнулись с бюрократией: за 15 минут прописались по месту жительства и за час оформили ребенка в муниципальный садик. Безо всяких знакомств и звонков. Потом машину на учет за полчаса в местном ГАИ поставил. И каждый раз удивляюсь, как первый раз.

Медосмотр. Только мы приехали и устроились на работу, мы прошли медосмотр. Процедура упрощена до предела. В собственном отделении мы сдали все анализы и сделали рентген легких. С результатами тестов пошли на прием к терапевту, которая и провела этот самый медосмотр. Все. Никаких стоматологов, урологов, ЛОРов, неврологов да еще дважды в год. По результатам одного теста возникла необходимость в дополнительном обследовании. Прямо с приема я зашел в процедурный кабинет, сдал кровь и на следующий день позвонил доктору по телефону и мы обсудили дальнейшую тактику. Все рационально. Вообще, с семейным врачом мы многие вещи решаем по телефону, например, справку в садик (она нужна только когда идешь в первый раз, после болезни ребенка никаких справок не требуют). Доктор спросила, здоров ли ребенок, выписала справку и сказала подойти на прививку в определенный день.

Персонал: Вообще, с медицинским персоналом в Эстонии напряженка. После того, как исчезла граница с евросоюзом, из-за разницы в зарплате народ хлынул в Финляндию и дальше в Скандинавию (зарплата минимум в 4 раза больше, финский язык похож на эстонский, подтверждений дипломов не требуется) Средний и младший персонал в целом более квалифицирован, причем это связано с тем, что на них изначально возлагаются более сложные и ответственные задачи. Если в России возникали подобные условия, то наши девочки тоже быстро подтягивались до более высокого уровня. Это вообще, более правильно, на мой взгляд, нагружать сестер не переписыванием таблеток из одного журнала в другой, а реальной клинической работой. В Эстонии в реанимации сестры полностью занимаются уходом за больными, владеют абсолютно всей аппаратурой, меняют режимы на аппаратах ИВЛ, могут провести реанимацию в полном объеме самостоятельно (если больной интубирован предварительно). У них есть своя, сестринская история болезни, свои печати. То есть сестра – это полноценный уважаемый специалист со своим кругом обязанностей и ответственности. Нормальную беременность и роды от начала до конца ведут акушерки. Разумеется, при любых сомнениях подключается врач, но все равно чувство ответственности у сестер за больных тоже есть. Врачей в Ида-Вирумаа (больница, в которой я работаю обслуживает 100 тысяч населения. ЦРБ по российским меркам) очень не хватает. Выпускники последние годы в полном составе уезжают за границу сразу после учебы. Много очень пенсионеров. Поэтому уровень подготовки сильно разный. Некоторые вещи делаются на высочайшем уровне (например артроскопия лучезапястного сустава, протезирование коленного), а иногда такую фигню выкинут, удивляешься. Если наших российских докторов поставить в такие условия работы – за 5 лет бы в России сильно упала смертность.

Обучение: Для подтверждения квалификации раз в 5 лет врач или сестра должны представить 300 баллов, полученных в течение этих 5 лет на конференциях, всяческих школах, мастер-классах и т.п. (1 балл=1 час). Раз в год ты сам себе разрабатываешь план обучения, то есть выбираешь те курсы, которые тебе интересны или в чем бы ты хотел подтянуться. Это оплачивается больницей. Поэтому, все мероприятия, проходящие близко, всегда собирают много народа. Людям далеко лень ехать, а тут дома послушал – и баллы получил. И, конечно, никого насильно загонять не приходится. Сестры, кстати тоже участвуют в конференциях, часто с докладами.

Расходник и лекарства заказывает старшая сестра. Что-то надо - подошел, заказал. Заведующий на такие мелочи не отвлекается. Привез с выставки каталог – заказал пару новых ларимасочек без проблем. Что-то подороже – конечно через заведующего. Совсем дорогое оборудование – через тендер. Но все равно это реально вполне. В нашей больнице (ЦРБ, напомню, по российским меркам) есть КТ, МРТ, лапароскопическая стойка, ангиографический кабинет. В отделении реанимации свой анестезиологический УЗИ аппарат, PICCO монитор, бронхоскоп, искусственная почка. Использование высокотехнологичных методик не только стимулируется заведующим, желающим иметь в своем отделении квалифицированные кадры, но и приносит прибыль больнице. Например, постановка центральной вены с УЗИ датчиком стоит дороже, чем без оного. Освоение же новых процедур, операций тоже очень выгодно больнице – в этом случае ей не надо отправлять больного на центральную базу и терять деньги.

Служба инфекционного контроля: назначением антибиотиков, контролем микрофлоры занимается специальная служба. Раз в три дня берутся посевы у тяжелых больных, по результатам посевов подбирается антибиотик. Опять же все просто и удобно. На аспиратор цепляется стерильная баночка, куда собирается мокрота и все отправляется в лабораторию. Кстати, в реанимации свободное посещение больных родственниками, кроме бахилок никто не требует халатов, масок и прочей ерунды. Считается, что естественная уличная микрофлора помогает вывести внутрибольничную устойчивую ко всем известным антибиотикам гадость.

Электронная медицина и электронное правительство: Это те моменты, которыми Эстония заслуженно гордится. У каждого жителя – пластиковая карточка с чипом, так называемая ID-карта. С ее помощью можно через интернет смотреть интересующую информацию, получать справки из ведомств, ставить подписи на электронных документах, совершать платежи и пр. С 2005 года существует единая медицинская база данных, куда заносятся все обращения пациентов к врачам, диагнозы, назначения, результаты анализов, рентген и КТ-МРТ-УЗИ снимки и пр. Доступ в базу для врачей – по АйДи карте. Запись на прием через интернет. Рецепт больному выписывается электронный – в аптеке достаточно предъявить ID карту. Анализы и исследования появляются в истории болезни сразу в электронном виде, можно самому распечатать. Если что-то не занес – больничная касса не оплатит – счета выставляютя тоже электронно. На каждом рабочем месте врачей и сестер – комрьютер, подключенный к интернету. Это действительно очень прогрессивная штука – поступает пациент в коме, я за 5 мин могу посмотреть чем он болел с 2005 года и какие были снимки/анализы.
Это все были моменты, которые мне нравятся. Минусы, безусловно, тоже есть. И, думаю, чем дальше, тем их больше будет – к хорошему быстро привыкаешь. Возможно, и я через 3 года буду говорить „а вот в Финляндии...“

Минусы: Финансовая заинтересованность больницы в быстром и качественном лечении имеет и свои минусы: руководство требует максимальное количество операций проводить через дневную хирургию (это когда больной утром приходит, оперируется, а вечером уходит домой). В отношении всяких геморроев, грыж, кист яичников все понятно. А вот холецистэктомию домой отправлять уже стремно, даже беспроблемную. Да и вентральные грыжи всякие бывают. И с послеоперационным обезболиванием вопрос толком не решен.
Эстонская медицина – одна из самых дешевых в Европе (5% ВВП, в России – 3,5 ВВП). Из-за этого относительно низкие зарплаты и дефицит кадров. Заграничные командировки на конференции больница, как правило, не оплачивает – или сам или спонсоры.
Очень много наркоманов и ВИЧ инфицированных. Я раньше с таким потоком не сталкивался. Просто очень много. Может, у нас в России они в больницы не попадают, не знаю. Или „крокодилом“ колются и дохнут очень быстро. А тут на относительно качественном продукте живут дольше и доживают до болезней. Приходится быть очень аккуратным при манипуляциях. Инфекционный контроль утверждает, что за все время случаев заражения персонала не было. Хочется верить.
Большие очереди к специалистам, иногда по несколько месяцев. Связаны с дефицитом кадров.
В целом, многие здесь также недовольны жизнью, как и в России, наверное психология людей не меняется от уровня жизни. Кивают на финнов и ставят их в пример „а вот у них...“

Теперь некоторые моменты, с медициной не связанные.

Презумпция добросовестности: я не устаю удивляться, что люди (в том числе и чиновники) по умолчанию считают тебя честным человеком, если нет основания думать иначе. Могут поверить на слово (как со справкой на ребенка), чтобы заверить копию документа, достаточно на ней своей рукой написать „копия верна“ и подписаться. Никаких печатей не надо. В супермаркетах нет никаких охранников (по крайней мере они не стоят у касс со зверскими лицами) и камер хранения для сумок. Никто тебя проверять не будет, если ты публично не набивал сумку продуктами.
Вежливость: Как правило, все вежливые. Девочки в регистратуре особенно вежливые. На пешеходном переходе тебя пропускают. Очень к этому привыкаешь.
Языковой барьер: Мы живем в русскоязычном регионе, тут все говорят по русски. Документация, естественно, на эстонском, но первое время помогали сестры и коллеги. Учим язык, думаю, через год-полтора будем сносно говорить и понимать на эстонском. Вообще, нам в этом смысле несколько проще, чем русским, которые родились здесь. Мы ехали в чужую страну и для нас естественно учить язык этой страны. Те кто здесь родился, не хотят учить эстонский и это раздражает эстонцев: их очень мало и они панически боятся раствориться среди других наций.
            В темное время суток все пешеходы должны носить (и носят) маленькие пластиковые отражатели, прикрепленные веревочкой к одежде. На неосвещенных улицах очень помогает водителям. Очень простая, дешевая и эффективная вещь. Я не верю, что российские чиновники или гаишники об этом не знают. Почему то не внедряют. Наверное, нет личной заинтересованности. Вот радары, которые алкоголь на расстоянии меряют – это совсем другое дело.
            Очень дешевое жилье. Трехкомнатная квартира в каменном малоэтажном доме с автономным отоплением 10 – 20 тыс Евро. Двадцать это с хорошим ремонтом. Работая в России я не мог взять кредит на покупку жилья, так как моей зарплаты не хватало даже на выплату процентов.
            Многие пожилые люди ездят на маленьких электрокарах по улицам (велосипедным дорожкам). Я не знаю, или им родные покупают, или соцобеспечение выдает. В России я таких машинок не встречал.
            Дороги есть!!!
            Удивило, что коммунальные платежи меньше, чем в России
            Лекарства значительно дешевле.
            Вот, основные моменты, которые хотел отразить в этой заметке. Политических вопросов намеренно не касался – два месяца – слишком маленький период для того чтобы в них разобраться. В дискуссии по этим вопросам вступать также не буду. Лично я никаких неудобств от того, что я русский не ощущаю (правда, повторюсь – регион русскоязычный).
            Улучшить наше здравоохранение снизу, мне кажется, тоже возможно, хотя бы вот такими мелочами и ломкой стереотипов. Правда, для этого нужна поддержка хотя бы на уровне заведующего. А уж если главный врач с вами – вообще песня. Можно горы своротить. Мой совет вам, коллеги, приезжайте на стажировки заграницу, на недельку-другую. По деньгам это не дороже, чем в Турцию-Египет слетать, которые уже всем надоели. А тут и отдых от смены обстановки и польза. Бывает, просто посмотреть-пофотографировать один день полезнее, чем на месяц в Москву на курсы съездить, где старые профессора читают про организацию бомбоубежищ. Ребята из России работают по всему миру, познакомится, имея интернет – проблем нет. Как правило, все рады показать кто как работает, особенно если есть чем гордиться.
Вообще, мы свой отъезд сюда пока рассматриваем, как долгосрочную командировку с образовательной целью и краешком мозга надеемся, что в России таки начнутся глобальные перемены в медицине и мы снова станем нужны нашей стране.</div>
Метки:

promo brenik december 31, 2016 23:09 60
Buy for 100 tokens

У меня нет оснований анализировать глубоко немецкие проблемы,только печать и скромный собственный опыт.Мне жалко россиян,безоглядно верящих в чудо немецкой медицины.Тем более,что в работу включились
российские посредники.

не думаю что речь идёт о чуде. но проблем тут хватает...