May 10th, 2016

promo brenik december 31, 2016 23:09 60
Buy for 100 tokens
09.Он же

Человек с непростой судьбой и большим сердцем


Художник Герман Гольд: "Мой тесть – человек с непростой судьбой и большим сердцем – родился в Черновцах, ходил в хедер, был членом сионистского кружка, слушал Жаботинского и собирал деньги для Керен Кайемет, играл на скрипке и говорил на четырех языках – дома – на идиш, с друзьями – по-немецки, в школе – по-румынски, а после прихода Советской власти в Буковину в 1940-м – еще и по-русски. А потом была война, Белорусский фронт, ранение под Кенигсбергом, где ему пулеметной очередью прошило обе ноги. Пролежав в снегу пару часов и истекая кровью, он вдруг услышал немецкую речь, нашел в себе силы перевернуться, прижал к животу гранату (рука – на кольце) и притворился мертвым. Один из отступавших немцев пнул его ногой и, услышав хруст примерзшей шинельки, бросил товарищам: «Окочурился». Видно, очень спешил – обычно в таких случаях с трупа снимали сапоги. А потом «убитый» долг полз по снегу, сложив ноги, словно перочинный ножик и привязав их к туловищу, и чудом выполз к своим.
Он и сегодня иногда играет на своей старой скрипке – простой еврей с непростой судьбой..."

09.Он же

Семасиологическое 18+.

Мой товарищ, ныне видный филолог, а в те далекие годы - студент, должен был однажды коротко и ясно объяснить приятельнице, аспирантке из США, какая разница между глаголами "украсть" и "спиздить". Вот его объяснение:
- Нет ничего проще, коллега, - сказал он представительнице сверхдержавы, -- ведь когда говорят "украли", не теряют надежды найти и вернуть. А если спиздили, то это безвозвратно.
Отчего это так, товарищ объяснить не мог: он не был еще вооружен ни теорией речевых актов, ни теорией интенциональности, да и корпусная лингвистика в СССР еще не практиковалась. Но описательная теория словоупотребления всегда выручала нас в борьбе систем. Да, сегодня мы могли бы дать тогдашней аспирантке глубокий исчерпывающий ответ, вот только зачем он сегодня - бабушке?
Гасан Гусейнов