?

Log in

No account? Create an account
09.Он же
Brenik brenik
Previous Entry Поделиться Next Entry
Голубой переворот
Нынешний кризис Путину создал не Навальный, а его собственные сторонники и идеологи. Этот кризис — уже состоявшийся крах проекта «Партия телевизора»

Петр Саруханов — «Новая»

Суть протеста и требования не вполне совпадают. Да, надо признать фальсификации, а также снять, судить, пересчитать, переголосовать, зарегистрировать… Но люди вышли не только потому, что в них плюнули выборами. Все эти годы им плевали в глаза из телевизора: полураздетыми премьерами и молениями в прямом эфире, разделяющимися воланами и ракетками средней дальности, раздачей подарков от себя за наш счет и вырезанием всего, что не лезет в «информационную политику». Людей возмутила бездонная ложь в прозрачных глазенках власти. Это протест достоинства и чести, моральный и эстетический. Дело даже не в администрировании процесса, так волнующем политиков, при всем уважении. Задача до марта, после и навсегда — другая: снятие блокады телевидения. Парфенов говорил, но не вошло.

Положим, вбросы, «карусели» и волшебные подсчеты вскрыты — и что? За вычетом этой химии, с поправкой на «без махинаций» результат ЕР готовы признать все. Поэтому власть на голубом глазу твердит про опросы, зная, что главное не в махинациях, даже не в рейтинге, а в том, как он сделан. Тут фальсификации — одновременно и обман, и отвлекающая обманка. Причем гениальная: РПЦ должна переименовать ПЖиВ в Партию Божьей Росы. Но тогда как звать нас, которые на это ведутся как непросветленные?


Подлинный результат выборов выявляется мысленным экспериментом. Допустим: за год до выборов одна половина ТВ остается как есть, а другая — начинает транслировать содержание, тональность, сам дух Интернета и Молвы. То есть начинает доводить до всей страны голос альтернативы — интеллектуальной, политической и высокоморальной. Результат для ЕР предугадать легко, если он вообще будет. Только такой результат и будет справедливым, законным и легитимным. А если ЕР победит без своего телевизора, я первый сниму перед ней шляпу и съем.

А пока так: одна половина страны устно и в Сети разагитировала сама себя, тогда как другую половину (меньшую) за наши общие деньги и не во вред себе разагитировала… даже не власть, не партия, а некая сугубо частная корпорация. Одну половину страны грубо изолировали от другой — и не худшей. Это называется: бархатная оккупация трофейной территории блокадой эфира. Это не «равный доступ к СМИ», какие бы часы и минуты ни разыгрывала ЦИК за месяц перед и что бы ни разглядывали близорукие наблюдатели из наивной Европы. Это — информационная резервация для «своего» электората, который, как стадо на заклание, ведут в идиотизм ради якобы победы. Это преступление против человечности и Конституции: в такой стране власть нелегитимна при любых голосованиях. Уже нелегитимна — задолго до 4 декабря. Пугая себя и всех «оранжевой» революцией, эти люди совершили свой тихий переворот — голубой (без намеков). Если кто в ЕР искренне верит, что у них всё по совести и надежно, пусть спросят сами себя: зачем тогда вся эта глубоко эшелонированная оборона «Останкина» от любой неконтролируемой информации? Если лица ваших лидеров так нарядны, а слова духоподъемны, то зачем эта зачистка информационного поля от всех, в том числе от своих же?

Гром грянул, панику выдают за обновление — но что изменил этот апгрейд в версию 2.0? Всё смешалось в дурдоме ЕР — но осталась суть. Митинг показали, сквозь зубы, но без слов (исключение — НТВ). Еще один великий немой? А главное: это они нам показали, а не мы себе. И все счастливы! Перезагрузка началась, но наших же мозгов. Пресс-Песков голосит, что страна ждет от премьера обновления. Кто доложил ему, чего ждет страна? От кого и по каким тайным каналам он получает эту заветную информацию? С какого… он рассказывает нам, чего ждем мы? Кто дал ему право говорить от нашего имени, причем нам же?

Ответ: мы сами. Тем, что брезгливо морщимся, но не требуем раз и навсегда положить конец этому эфирному абсурду. Хуже всех фальсификаций то, что 4 декабря ни один канал не сообщил городу и миру, чего на самом деле ждут от премьера эти десятки тысяч, представляющие миллионы, страна on line. А ведь на митинге было всё сказано, и от души!

И даже после нокдауна пресс-лакей премьера продолжает строить из себя пресс-секретаря нации — с монополией на представительство страны перед ее же населением. Эта монополия на вещание сразу всем и от лица всех — стержень, на который эти люди насажены и без которого обвисают, как тряпка. Исаев, даже не утершись, заявляет: митинг на Болотной показал, что оппозицию поддерживает меньшинство (а кучка недоученных и немытых детей на полу павильона ВВЦ — большинство?). Но теперь Исаев милостив: протестующих услышат «СМИ, общество и государство». Он что, этим всем руководит? Из какого места он это говорит? И каким местом думает? Кто он, чтобы объявлять СМИ, кого теперь они должны услышать? Хуже того: по распоряжению обновленной ЕР теперь нас услышит само общество? А мы — кто?

Даже не ребрендинг, а инбридинг какой-то, как у кошек, сами с собой…

Беда в том, что эти люди и в самом деле видят себя лишь в зеркале своего же ТВ. Непрерывная яростная политмастурбация в режиме тотального всероссийского харрасмента ввергает людей в хронический оргазм, лишающий остатков адекватности. Они и страну видят такой, какой они сами себе и всем нам показывают глазами Эрнста под мурчание Андреевой. КПСС была мудрее, когда голосом живого Андропова говорила: «Мы не знаем общества, в котором живем». А эти знают всё — даже то, что рассерженным горожанам надо дать «свою» партию.

Свою партию «дать» нельзя! Нынешний кризис власти (Центр стратегических разработок оказался прав) — это прежде всего крах проекта «Партия телевизора», всей этой вот уже почти двенадцатилетней постановки. Спектакль затянулся, зритель устал раньше караула, уже и Железняк не помогает. Главные проблемы Путину создал Сурков, любитель постмодерна, но манипулятор до мозга костей. Политика оказалась настолько эффективной, что ее измученные жертвы вышли на площадь еще до того, как грохнулись цены на нефть и газ. И сейчас власти важнее изолировать не Навального с сотнями ребят, а своих же защитников, идеологов и пропагандистов. То, как на НТВ защищала режим Тина с Болотной, лучше не показывать никому и никогда, как и растерянно-испуганное лицо Шлегеля. Я смотрел как аналитик, но сидящие рядом буквально зверели. Таким «умеренным» нельзя давать свободу слова — если, конечно, мы не хотим революций.

Что надо сделать.

Понять, что снятие блокады телевидения дает шанс к чему-то прийти, а ее сохранение делает бессмысленным остальное. Это о требованиях.

Признать, что в условиях «суверенной демократии» оккупация ТВ равносильна оккупации страны, а политическая приватизация вещания равна узурпации власти.

Получить максимально авторитетное юридическое заключение о том, что по факту считается нарушением конституционных свобод, прав на слово и информацию. Перечислить все признаки состава преступления и меры наказания. Описать, как нынешняя ситуация выглядит с точки зрения законов и Конституции, на которой, кажется, клялись.

Создать систему независимого гражданского мониторинга с целью недопущения монополизации эфира кем бы то ни было, включая лидеров нации, модернизации и всего хорошего.

Обеспечить экономическую и организационную диверсификацию телевещания. Структуры теневого контроля над электронными СМИ расформировать без права переписки в Сети.

Просить гаранта в качестве первого шага объявить по всем каналам амнистию тем, кто признается в участии не только в фальсификациях на выборах, но и в противозаконном давлении на телевизор. Через месяц начать подведение итогов и расследования в отношении непризнавшихся. С завидной регулярностью и по всем каналам обращаться к президенту с просьбой дать публичные разъяснения, почему он не идет на такой уже всем очевидный шаг сближения с обществом. (Если не идет.)

Сейчас нам начнут усиленно демонстрировать поддельное полотно «Свобода на телевидении». Всё как бы будет, но строго дозированно. Власть будет балансировать между имитацией закона и гарантией своей победы, хотя бы и скромной. Но конституционная законность начинается с момента, когда победа людей при власти становится как минимум не гарантированной.

Еще одного обмана страна не стерпит. России не нужны потрясения. На Рублевке висит реклама: «Если больного нельзя вылечить, это не значит, что ему нельзя помочь».



promo brenik декабрь 31, 2016 23:09 60
Buy for 100 tokens