?

Log in

No account? Create an account
09.Он же
Brenik brenik
Previous Entry Поделиться Next Entry
Советую попробовать четвертый буддийский способ смотреть телевизор
Гиреев выключил звук.
- Ты чего, телевизор пришел смотреть? - спросил он.
- Да нет. Просто странно - чего это он перевернут?
- Долгая тема.
- Что, как с огурцами? Нельзя без посвящения?
- Почему, - пожал плечами Гиреев. - Это открытые сведения. Но они относятся к практике истинной дхармы, поэтому, если ты просишь, чтобы тебе про это рассказали, ты тем самым берешь на себя кармическое обязательство эту практику делать. А ты ведь не будешь, я думаю.



- Может, и буду. Ты расскажи.

Гиреев вздохнул и посмотрел на покачивающиеся за окном зонтики.

- Есть три буддийских способа смотреть телевизор. В сущности, это один и тот же способ, но на разных стадиях тренировки он выглядит по-разному. Сначала ты смотришь телевизор с выключенным звуком. Примерно полчаса в день, свои любимые передачи. Когда возникает мысль, что по телевизору говорят что-то важное и интересное, ты осознаешь ее в момент появления и тем самым нейтрализуешь. Сперва ты будешь срываться и включать звук, но постепенно привыкнешь. Главное, чтобы не возникало чувства вины, когда не можешь удержаться. Сначала так со всеми бывает, даже с ламами. Потом ты начинаешь смотреть телевизор с включенным звуком, но отключенным изображением. И наконец, начинаешь смотреть выключенный телевизор. Это, собственно, главная техника, а первые две - подготовительные. Смотришь все программы новостей, но телевизор не включаешь. Очень важно, чтобы при этом была прямая спина, а руки лучше всего складывать на животе - правая ладонь снизу, левая сверху. Это для мужчин, а для женщин наоборот. И ни на секунду не отвлекаться. Если так смотреть телевизор десять лет подряд хотя бы по часу в день, можно понять природу телевидения. Да и всего остального тоже.

- А чего ты его тогда переворачиваешь?

- Это четвертый буддийский способ. Он используется в случае необходимости все же посмотреть телевизор. Например, если ты курс доллара хочешь узнать, но не знаешь, когда именно его объявят и каким образом - вслух скажут или таблички у обменных пунктов будут показывать.

- А зачем переворачивать-то?

- Опять долго объяснять.

- Попробуй.

Гиреев потер лоб ладонью и снова вздохнул. Похоже, он подыскивал слова.

- Ты когда-нибудь думал, откуда у дикторов во взгляде такая тяжелая сверлящая ненависть? - спросил он наконец.

- Брось, - сказал Татарский. - Они вообще в камеру не смотрят, это только так кажется. Прямо под объективом стоит специальный монитор, по которому идет зачитываемый текст и интонационно-мимические спецсимволы. Всего их, по-моему, бывает шесть, дай-ка вспомнить... Ирония, грусть, сомнение, импровизация, гнев и шутка. Так что никакой ненависти никто не излучает - ни своей, ни даже служебной. Уж это я точно знаю.

- А я и не говорю, что они что-то излучают. Просто, когда они читают свой текст, им прямо в глаза смотрит несколько миллионов человек, как правило очень злых и недовольных жизнью. Ты только вдумайся, какой возникает кумулятивный эффект, когда столько обманутых сознаний встречается в одну секунду в одной и той же точке. Ты знаешь, что такое резонанс?

- Примерно.

- Ну вот. Если батальон солдат пойдет по мосту в ногу, то мост может разрушиться. Такие случаи бывали, поэтому, когда колонна идет по мосту, им дают команду идти не в ногу. А когда столько людей смотрит в эту коробку и видит одно и то же, представляешь, какой резонанс возникает в ноосфере?

- Где? - спросил Татарский, но в этот момент у него в кармане зазвонил мобильный телефон, и он поднял ладонь, останавливая разговор. В трубке громко играла музыка и слышались невнятные голоса.

- Ваван! - прорвался сквозь музыку голос Морковина. - Ты где? Ты живой?

- Живой, - ответил Татарский. - Я в Расторгуеве.

- Слушай, - жизнерадостно продолжал Морковин, - мудаков этих отпиздили, сейчас, наверно, в тюрьму отправим, дадим лет по десять. Азадовский после допроса так смеялся, так смеялся! Он сказал, что ты ему весь стресс снял. В следующий раз орден получишь вместе с Ростроповичем. За тобой тачку прислать?

<Не, не уволят, - подумал Татарский, чувствуя, как приятное тепло распространяется по телу от сердца. - Точно не уволят. И не грохнут>.

- Спасибо, - сказал он. - Я домой поеду. Нервы никуда.

- Да? Могу понять, - согласился Морковин. - Езжай, лечись. А я пойду - тут труба вовсю зовет. Только завтра не опаздывай - у нас очень важное мероприятие. Едем в Останкино. Там, кстати, посмотришь коллекцию Азадовского. Испанское собрание. Все, до созвона.

Спрятав телефон в карман, Татарский обвел комнату отсутствующим взглядом.

- Меня, значит, за хомячка держат, - сказал он задумчиво.

- Что?

- Неважно. О чем ты говорил?

- Если коротко, - продолжал Гиреев, - вся так называемая магия телевидения заключается в психорезонансе, в том, что его одновременно смотрит много народу. Любой профессионал знает, что если ты уж смотришь телевизор...

- Профессионалы, я тебе скажу, его вообще никогда не смотрят, - перебил Татарский, разглядывая только что замеченную заплату на штанине собеседника.
(GENERATION П)

Читайте также:



promo brenik декабрь 31, 2016 23:09 60
Buy for 100 tokens